Меню

Кто регулирует цену на нефть в мире



От чего зависят цены на нефть

Изучив содержимое нескольких бочек нефти в 40-х годах XIX века, Императорская Санкт-Петербургская академия наук пришла к выводу: «Это вонючее вещество пригодно только для смазки колес у телеги». Несколько лет спустя возле Баку была запущена первая буровая скважина, а вскоре нефть стали добывать в Северной Америке. В XX веке нефть стала самым востребованным в мире энергоресурсом, а к XXI веку из сырьевого товара превратилась в полноценный финансовый инструмент, цена которого мгновенно реагирует на самые важные события в экономике и политике

Стоимость нефти при разных обстоятельствах может отличаться в разы, и из-за великого множества влияющих на нее факторов предсказывать это очень сложно. С выходом на биржу в 1980-х нефть постепенно превратилась в товар, цена которого связана не только с ситуацией непосредственно на рынке энергоносителей, но и с раскладом в глобальной экономике, движением рынка акций, долгов, капитала и, разумеется, доллара — основной валюты нефтяных контрактов. Далеко не все инвесторы разбираются в тонкостях нефтедобычи и переработки. Но игнорировать движение нефти как части мирового финансового рынка сегодня не может ни один из его участников.

Считается, что цена на нефть определяется соотношением между спросом и предложением. Однако если бы все было так просто, сотни прогнозистов лишились бы работы.

Нефть дорожает при угрозе сокращения ее предложения, а дешевеет в ожидании избытка. на цену может повлиять все, что меняет баланс на рынке, — изменение добычи или запасов, аварии на нефтепроводах, войны, торговые ограничения и т. д.

Спрос и предложение

Нефть действительно, как правило, дорожает при угрозе сокращения ее предложения, а дешевеет в ожидании избытка. А значит, цена будет реагировать на все, что может изменить баланс на рынке: сокращение или рост добычи или запасов, аварии на нефтепроводах, форс-мажоры с танкерами, войны, торговые ограничения и тому подобные неприятности.

Хрестоматийные примеры зависимости цен от фактора спроса и предложения связаны с политическими драмами на богатом нефтью Ближнем Востоке и в Персидском заливе. Эмбарго арабских стран на поставки нефти в США и страны, поддержавшие Израиль в войне Судного дня, привело к росту мировых цен на нефть в 1973 году c 4 до 10 долларов, а революция в Иране в 1979-м и ирано-иракская война подняли цены с $16 в 1979 году до $34 в 1980-м.

Через 7 лет рост добычи в Саудовской Аравии, Северном море и Мексиканском заливе при сокращении потребления привел к трехкратному обвалу цен — до $10 за баррель. Избыток сдерживал цены вплоть до начала 2000-х, когда потребление нефти резко выросло за счет растущих экономик Юго-Восточной Азии, прежде всего Китая и Индии. Так 80-е и 90-е остались в истории как период низких цен (в среднем $15–20 за баррель в текущих ценах).

После объявления США эмбарго на иранскую нефть в конце 2018 года цена Brent взлетела до максимума с 2015 года, превысив $86 за баррель. Когда выяснилось, что ряд стран получит отсрочку на запрет покупать нефть у Ирана, котировки опустились до $50.

Картельная политика

Сегодня это стало бы предметом международного антимонопольного расследования, но до 1980-х цены на нефть назначали те, в чьих руках был нефтяной рынок. В 1930–1960-е цены объявлял картель из пяти американских и двух европейских компаний («Семь сестер»), контролировавших нефтедобычу в третьих странах. На «сестер» в то время приходилась львиная доля мирового производства.

В 1960-х, после того как «Семь сестер» на фоне избытка нефти на рынке снизили нефтяные цены, сократив тем самым величину ренты, выплачиваемой непосредственным производителям, Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла объединились в Организацию стран — экспортеров нефти (ОПЕК). Новый картель был образован в противовес одностороннему контролю за рынком и производством нефти со стороны крупнейших западных компаний.

В 1970-е, ознаменовавшиеся арабским эмбарго на поставки нефти, иранской революцией и девальвацией доллара, на 12 стран ОПЕК приходилось уже более половины мировой добычи нефти. Участь цен была решена: право их определять перешло сильнейшему. В 1970–1974 годах из-за вышеописанных событий на Ближнем Востоке, а также усилиями картеля цена взлетела более чем в 6 раз.

После нефтяного кризиса 1973–1974 годов импортеры нефти также решили объединиться и выработать собственный механизм влияния на цены. Так, по инициативе США появилось Международное энергетическое агентство (МЭА) — автономный орган при Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). И хотя формально цель агентства — содействовать совершенствованию мировой структуры спроса и предложения энергоресурсов, в реальности МЭА не раз непосредственно влияло на рынок нефти. Страны — участницы МЭА (всего 29 стран) обязаны поддерживать запасы нефти в объеме не ниже импортируемого за 90 дней. Эти запасы трижды в истории агентства выставлялись на рынок — во время войны в Заливе, после урагана «Катрина» и во время гражданской войны в Ливии — и таким образом поддерживали уровень цен на приемлемом для импортеров уровне.

Тем не менее к началу 1980-х картельные игры уже не справлялись с задачей регулирования рынка. Сам ход истории подталкивал к поискам нового механизма ценообразования.

Рынок квазинефти

На тот момент рынок уже знал механизм хеджирования при помощи контрактов, которые планируется совершить в будущем по стоимости на настоящий момент, или фьючерсов. Такие сделки успешно заключались с золотом и сельхозпродуктами. В 1980-х американские инвесторы сочли эту схему вполне пригодной и для нефти, и на Нью-Йоркской товарной бирже (NYMEX) были заключены первые фьючерсы на нефть.

Новый способ не только позволял заключать контракт по предсказуемой цене. Он оказался еще и увлекательной, а главное, прибыльной игрой и прекрасным инструментом спекуляций. Произошедшее дало толчок метаморфозе, разделившей рынок физической нефти, где продают непосредственно сам углеводород, и рынок нефтяных фьючерсов, где предметом сделок выступает уже не товар, а его финансовое воплощение — производный инструмент, или квазиденьги. С этим событием связана и особенность современного ценообразования. Реальный танкер нефти вы купите на рынке спот, где за оплатой сразу последует поставка, в то время как в поиске выгодного инструмента инвестиций вы вполне можете оказаться на рынке нефтяных фьючерсов.

Читайте также:  Регулировка наклона подвесного лодочного мотора

Объем фьючерсных сделок с нефтью во много раз превосходит объем реально добываемого углеводорода. Как так получается?

Покупки и продажи фьючерсов на одной бирже взаимно покрывают друг друга. Так, если инвестор купил 10 фьючерсных контрактов и затем продал семь, то его суммарный счет равен трем длинным позициям. То есть он взял на себя обязательство поставить уже не 10, а 3 стандартных лота нефти. Если до истечения срока действия контракта, то есть до поставки, он продаст и оставшиеся 3 контракта, то поставлять нефть он не должен. Большинство сделок так и проводится.

По подсчетам IHS Markit, три крупнейших производителя нефти — Россия, США и Саудовская Аравия — ежегодно получают от продажи нефти почти по $280 млрд. У России эти доходы составляют 19% ВВП, у Саудовской Аравии — 35%, а для США около 1,5%.

Факторы влияния

К 2000-м нефть из сырьевого товара превратилась в часть мирового финансового рынка — стала финансовым инструментом, деривативом. Теперь ее цена стала реагировать не только на глобальные экономические прогнозы (замедление экономического роста чревато снижением спроса на нефть, и наоборот) или торговые споры, войны и нефтяные эмбарго, грозящие сокращением запасов, производства и поставок. В новой реальности при прогнозировании потребовалось учитывать движение рынков капитала, курс валют (прежде всего доллара) и еще множество факторов. Интегрируясь в мировой финансовый рынок, нефть постепенно превращалась в полноценного участника всех его драм, а инвесторы делали все новые открытия о взаимосвязях цены на нефть с происходящим.

В 70-е на практике выяснилось, что резкое подорожание нефти провоцирует взлет инфляции в мировой экономике. Снижение цены нефти в 1980-е сопровождалось кризисом в экономиках крупнейших производителей: Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Ирана, Ливии, Катара, Венесуэлы и Советского Союза. Обвал нефти в 1998-м был ответом на азиатский финансовый кризис. Такой же была реакция на шок на фондовых биржах после 11 сентября 2001 года, на европейскую рецессию в 2011-м и «черный понедельник» в 2015-м, когда обвал рынка акций в Китае обрушил мировые индексы.

Одним из факторов, поднявших нефть на исторический ценовой максимум — до $144,95 за баррель, — стали слухи о возможном ракетно-бомбовом ударе Израиля по Ирану летом 2008 года. Однако уже в декабре 2008-го триумфальное шествие худшего со времен Великой депрессии экономического спада утащило котировки ниже $34 за баррель. Участники ОПЕК нервничали, ожидая среднюю цену в 2009 году на уровне $35 за баррель, ведь по учебнику, при рецессии спрос на нефть резко снижается. Но в 2009-м нефть взлетела. Спасаясь от резко подешевевшего доллара, инвесторы массово переложились в нефть. Так в разгар жесточайшего кризиса средняя цена нефти превысила $60 за баррель, то есть оказалась всего на несколько долларов ниже, чем в июле 2019 года, после продления ОПЕК соглашения об ограничении добычи.

Роль ОПЕК

В наши дни нефть выступает индикатором состояния экономики, замедление которой чревато снижением спроса на нефть и негативом на финансовых рынках. Сегодня эта тревога перевешивает даже страх перед угрозой перебоев поставок нефти.

Со снижением доли ОПЕК на рынке и изменением структуры спроса и предложения в мире экономисты все чаще подвергают сомнению действенность механизма квот картеля, которые на момент заключения последнего соглашения об ограничении мировой нефтедобычи в 2016 году вводились уже 52 раза. Однако события последних пяти лет показали, что роль ОПЕК если и меняется, то вовсе не исчерпана.

Отказ картеля от сокращения добычи за счет снижения квот на нефть осенью 2014 года привел к падению Brent ниже $50 за баррель. В декабре 2015 года ОПЕК не раскрыла целевой уровень добычи, фактически позволив участникам картеля добывать столько нефти, сколько те считают нужным. Это в очередной раз продемонстрировало роль фактора «спрос — предложение» в формировании цены на нефть: к концу января 2016 года нефть Brent обрушилась до минимума с начала 2000-х — $27,5 за баррель при средней цене $52 за баррель в 2015-м.

Обвал цен в 2016-м ускорил переговоры ОПЕК и 11 нефтедобывающих стран, не входящих в картель, о возобновлении квот на добычу для стабилизации цен. В предвкушении нового соглашения картеля в марте 2016 года нефть преодолела отметку в $40 за баррель, а в конце мая — $50 за баррель. Сделка ОПЕК+ вступила в силу с 1 января 2017 года. Договоренность предполагала сокращение добычи нефти на 1,8 млн баррелей в сутки от уровня октября 2016 года, что позволило рынку избавиться от излишков.

К маю 2018 года из-за падения добычи в Венесуэле и неопределенности с иранской нефтью производство нефти участниками соглашения сократилось больше, чем планировалось — на 2,6 млн баррелей сутки, — и нефть подорожала до $80 за баррель. Соглашение ОПЕК+ несколько раз продлевалось. Последнее продление сроком на 9 месяцев было принято в июле 2019 года.

Летом 2019-го котировки довольно коротко реагировали на продление соглашения ОПЕК+ о квотах на добычу, то есть на ограничение предложения нефти, правда, на фоне усиленного его наращивания не солидарными с ОПЕК+ Соединенными Штатами. Взрывы в Оманском заливе, грозившие снижением предложения нефти из Персидского залива, тоже подняли котировки только на время. Важнее этих безусловно значимых событий для рынка оказались замедление мировой экономики и негативные прогнозы Всемирного банка и рейтингового агентства Fitch.

Сегодня на фоне рекордного наращивания добычи в США, нефтяного эмбарго для Ирана и торговой войны между Соединенными Штатами и Китаем добиваться баланса на нефтяном рынке картелю и правда все сложнее. Так, после решения ОПЕК+ о продлении квот на добычу в 2019 году Morgan Stanley понизил прогноз цен нефти Brent на вторую половину 2019 года с 67,5 до 65 долларов за баррель, сочтя, что соглашение о продлении квот не даст искомого эффекта, а просто снизит долю ОПЕК на мировом рынке.

Прогноз умеренный

Прогнозы цен на нефть служат основой бюджетов нефтекомпаний и целых государств, определяя риторику мировой политики и инвестиционные стратегии компаний. Не раз изменение этих прогнозов приводило к пересмотру глобальных перспектив экономики.

В текущем году определяющими факторами для цены стали санкции США в отношении Ирана и Венесуэлы, торговая война между Китаем и США, а также рекордное наращивание Соединенными Штатами добычи и экспорта нефти. Большинство аналитиков ждут умеренного роста предложения на фоне продления сделки ОПЕК+, которое в целом сбалансирует рост спроса.

Читайте также:  Винты регулировки фар пежо 307

Средняя цена нефти Brent в 2018 году выросла до 69 с 54,7 долларов за баррель в 2017 году. Минэнерго США (EIA) ожидает cреднюю цену на нефть Brent в 2019 году на уровне $66,64 за баррель, а в 2020-м — $67, Еврокомиссия прогнозирует $69,2 и $67,8. Международное рейтинговое агентство Fitch прогнозирует цену Brent в 2019 и 2020 годах в 70 и 76 долларов за баррель, а его конкурент S&P — $60 на оба года.

«Газпром нефть» заложила в базовый сценарий новой стратегии компании до 2030 года умеренный уровень нефтяных цен с учетом исторических данных и прогнозов экономического развития. Однако стратегия предусматривает и сценарии развития компании при широких колебаниях цен на нефть.

Нефть и биржи

Хотя сегодня котировки нефти диктуют биржи, основной объем физического сырья на мировых рынках продается на спотовом рынке, где сделки подразумевают немедленную поставку и оплату. Центр мировой спотовой торговли — Роттердам. Другой крупнейший мировой спотовый рынок — Сингапур, соединяющий Азию с Европой и Америкой. Цены отслеживают и публикуют специализированные агентства Platts Oilgram и Petroleum Argus. Цены на рынке спот и рынке фьючерсов различаются.

Так, в 2018 году при средней цене первого фьючерса Brent на бирже в $69 за баррель спотовая цена нефти этого сорта составила $71,31 за баррель. По данным аналитиков, объем реальных поставок нефти по контрактам, заключенным на бумажном рынке, не превышает 2% общего объема торговли нефтью, а, например, объем операций по фьючерсам с западно-техасской нефтью (WTI) более чем в 100 раз превосходит средний объем физической добычи нефти этого сорта и на 60% — объем мировой добычи.

Источник

Что будет с рублем, нефтью и биржей на грядущей неделе

Валюта

Владимир Евстифеев, начальник аналитического управления банка «Зенит»:

— Рубль выглядит неплохо, он отыграл часть геополитической премии, а также укреплялся в числе лидеров среди сопоставимых валют.

Рынки смирились с возможной победой Байдена на президентских выборах США и теперь обращают внимание на факторы, которые могут минимизировать потери после возможного его прихода к власти. Сенат Конгресса США остается за республиканцами, а значит Байдену и демократической партии будет сложнее отменить налогово-регуляторные послабления, введенные ранее Трампом. Для рубля это также позитив, поскольку принятие нового пакета стимулов в США будет поддерживать интерес к высокодоходным активам и валютам.

Несмотря на это, у российской валюты достаточно поводов для пессимизма. В частности, ситуация с пандемией в мире остается сложной, особенно у ключевого торгового партнера России — Евросоюза. Цены на нефть не смогут долго игнорировать введение жестких ограничений в ряде стран. Рано или поздно инвесторам придется скорректировать вниз свои прогнозы по спросу на энергоносители с последующей негативной проекцией на цены. В России эпидемиологическая ситуация также напряженная, экономика уже практически потеряла восстановительный импульс, что также вызывает опасения, в том числе и вокруг рубля. Мы не ожидаем дальнейшего укрепления рубля на неделе и предполагаем диапазон 77-79 рублей по курсу доллара.

Нефть

Михаил Васильев, главный аналитик Совкомбанка:

— Полагаем, что цены на нефть Brent удержатся в диапазоне 39-42 доллара за баррель. При этом на рынке сохраняются понижательные риски.

В целом нефтяной рынок сейчас определяется тремя основными факторами: общий фон на финансовых рынках, вторая волна коронавируса и реакция на них со стороны стран ОПЕК+.

Общий фон на мировых площадках будет во многом определяться подведением итогов выборов в США и развитием ситуации с COVID-19 в США и Европе. Сценарий спорных выборов будет негативным для рисковых активов и нефтяных цен. Чем дольше будут пересчитывать голоса, тем выше неопределенность и тем слабее будет динамика мировых рынков, в том числе и сырьевых.

Рекордное число заражений коронавирусом и смертельных исходов в США и Европе грозит новыми ограничениями крупнейших экономик и сокращениями потребления топлива. На транспортные перевозки приходится около 70% глобального спроса на нефть. Усугубляет ситуацию на нефтяном рынке быстрое наращивание добычи нефти в Ливии, которая увеличила производство за два месяца с 100 тысяч баррелей в сутки до почти 1 млн баррелей в сутки.

Страны ОПЕК+, которые выступают «регулятором» рынка, внимательно отслеживают ситуацию на нефтяном рынке и грамотно управляют ожиданиями. Как только цены Brent упали ниже 40 долларов за баррель, в СМИ появилась информация, что страны ОПЕК+ выступают за то, чтобы отложить запланированное на 1 января повышение добычи на 1,9 млн баррелей в сутки. Кроме этого, Россия и Саудовская Аравия дали понять, что готовы даже увеличить сокращение добычи в случае дальнейшего ухудшения ситуации со спросом.

По сути страны ОПЕК+ за счет собственной добычи покупают время до того момента, когда ситуация с коронавирусом будет взята под контроль. Пик заражений COVID-19 в США, Европе и России ожидается в ноябре-декабре. При этом рынки закладываются на то, что в начале следующего года появится массовая эффективная вакцина от коронавируса. Таким образом, в течение нескольких месяцев можно ожидать улучшения ситуации со спросом на нефть и уменьшения давления на нефтяные цены.​

Биржа

Максим Бирюков, старший аналитик УК «Альфа-Капитал»:

— Для американских индексов неделя скорее всего будет волатильной. С одной стороны — фактор выборов, новые рекорды случаев коронавируса и возвращение локдуанов в Европе. С другой — отличная статистика рынка труда в октябре и воодушевляющие комментарии чиновников ФРС США. Американская экономика уверенно восстанавливается, возможность новых локдаунов даже не озвучивается, неопределенность с выборами вероятно закроется уже на следующей неделе. Все это дает основание ожидать продолжение позитивных настроений.

Для российских же индексов позитива достаточно мало, чему в немалой степени способствуют нестабильность рубля, динамика цен на нефть и статус одного из наиболее рисковых развивающихся рынков. Скорее всего, российские индексы будут во многом следовать за американскими. Однако, отдельные истории могут показать и ускоренный рост — например тот же техсектор или производители промышленных металлов. Составляющая значительную долю в российских индексах нефтянка вероятно будет ограничивать позитивную динамику.

Читайте также:  Как отрегулировать глубину бороны дисковой

Источник

ОПЕК или США: кто контролирует цены на нефть?

До середины XX века Соединенные Штаты Америки были крупнейшим производителем нефти и полностью контролировали её стоимость.

Здесь мы рассмотрим историческую битву между ОПЕК и США за контроль над стоимостью нефти и то, как мировые события влияют на эту борьбу.

Ранние годы

Коммерческая добыча и использование нефти впервые начались в США, следовательно, цены на топливо зависели от Соединенных Штатов, которые в то время были крупнейшим производителем нефти в мире.

В целом цены на нефть в первые годы были волатильными и высокими, поскольку эффекта масштаба в процессе добычи и переработки (характерного для нынешних процессов добычи и бурения) ещё не было.

Например, в начале 1860-х годов цена за баррель нефти достигла пика в 120 долларов США в сегодняшнем выражении, отчасти из-за роста спроса в связи с гражданской войной в США.

Цена упала более чем на 60% в течение следующих 5 лет, а ещё через 5 лет выросла на 50%.

Открытие нефтеперерабатывающего завода Spindletop в восточной части Техаса открыло шлюзы для нефти в экономике США.

Согласно статистическим данным, в течение года с момента открытия было привлечено 1500 нефтяных компаний.

Увеличение поставок и внедрение специализированных трубопроводов способствовало дальнейшему снижению стоимости нефти.

Предложение и спрос на нефть ещё больше выросли с открытием месторождений в Персии (современный Иран) в 1908 году и в Саудовской Аравии во время Первой мировой войны.

Использование нефти для вооружения и последующая нехватка угля в Европе ещё больше увеличили спрос на нефть, и цены в сегодняшнем выражении упали до 40 долларов.

Зависимость США от импортируемой нефти началась во время войны во Вьетнаме и в период экономического бума 1950-х и 1960-х годов.

В свою очередь, это дало арабским монархиям и странам ОПЕК (которая была создана в 1960 году для борьбы с гегемонией западных нефтяных компаний) более широкие возможности для влияния на стоимость нефти.

ОПЕК берёт верх

Нефтяное эмбарго 1973 года наклонило маятник в пользу ОПЕК. В том году в ответ на поддержку американцами Израиля во время «Войны Судного дня» страны ОПЕК и Иран прекратили поставки нефти в США.

Для цен на нефть этот кризис имел далеко идущие последствия. С тех пор они остаются на высоком уровне.

ОПЕК контролирует цены на нефть с использованием стратегии ценообразования на основе объёма.

По данным журнала Foreign Affairs, нефтяное эмбарго изменило структуру нефтяного рынка, и преимущество от покупателей перешло к продавцам.

По мнению журнала, раньше рынок нефти контролировался «Семью сёстрами» или семью западными нефтяными компаниями, которые эксплуатировали большую часть нефтяных месторождений.

Однако после 1973 года баланс сил сместился в сторону 12 стран, входящих в ОПЕК. По их словам, из Персидского залива американцы импортируют не столько саму черную жидкость, сколько её цену.

Картель получает свою ценовую власть благодаря двум тенденциям: отсутствие источников энергии и отсутствие жизнеспособных экономических альтернатив в энергетической отрасли.

Организация владеет тремя четвертями мировых запасов обычной нефти и имеет самые низкие в мире затраты на добычу в пересчёте на баррель.

Это позволяет ей оказывать масштабное влияние на цены на нефть. То есть, когда в мире наблюдается избыток нефти, ОПЕК сокращает свои квоты на добычу.

Когда нефти меньше, она повышает цены для поддержания стабильного уровня добычи.

Сохранить контроль над ценами на нефть ОПЕК помог ряд глобальных событий, например, распад Советского Союза в 1991 году – возникший в результате этого экономический кризис привёл к тому, что в течение нескольких лет добыча в России была очень низкой.

Азиатский экономический кризис имел обратный эффект: он снизил спрос. В обоих случаях ОПЕК поддерживала постоянный темп добычи нефти.

Будущее

Но монополия ОПЕК на цены нефти, похоже, находится под угрозой.

Разработка сланцевых месторождений в Америке помогла стране достичь почти рекордных объёмов добычи.

По данным Управления энергетической информации США, добыча нефти в этом году должна достичь уровня 9,7 млн баррелей.

Последний раз этот уровень был таким высоким в 1972 году, когда добыча нефти в США достигла максимума в 9,6 миллиона баррелей в день.

Технологии сланцевой добычи также набирают популярность за пределами США.

Например, за последние два года Китай и Аргентина вместе пробурили более 475 сланцевых скважин.

Другие страны, такие как Польша, Алжир, Австралия и Колумбия, также изучают перспективы сланцевых месторождений.

Ядерная сделка между Ираном и США должна была вывести на рынок ещё больше нефти.

Иран, который является одним из членов-основателей ОПЕК, к 2016 году достиг уровня в 2,4 млн баррелей нефти.

Геополитическая напряженность на Ближнем Востоке тоже может дестабилизировать поставки нефти, особенно распад Йемена и рост влияния террористических групп, лидеры которых уже призывали к бомбардировке Саудовской Аравии (крупнейшего производителя нефти в ОПЕК).

Привычка арабских монархий ОПЕК к большим тратам также может оказать понижательное давление на стоимость нефти.

Например, арабские монархии, которые производят основную часть нефти в ОПЕК, заняты наращиванием расходов в своих странах, чтобы избежать народных волнений (таких, как те, которые произошли во время арабской весны).

Спрос со стороны развивающихся стран, таких как Китай и Индия, также резко повысился, что оказало дополнительное давление на цены в условиях постоянного производства.

Теоретически цены на нефть должны зависеть от спроса и предложения. Когда спрос и предложение возрастают, цены должны падать, и наоборот.

Но реальность отличается. Статус нефти как предпочтительного источника энергии осложнил её ценообразование.

Спрос и предложение – это лишь часть сложной формулы, в которой также учитываются элементы геополитики и экологические вопросы.

Регионы, обладающие ценовой политикой над ценой нефти, контролируют жизненно важные рычаги мировой экономики.

США контролировали цены на нефть в течение большей части предыдущего столетия, но в 70-х годах уступили её странам ОПЕК.

Однако недавние события могут привести к тому, что власть над ценами вернётся обратно к американским и другим западным нефтяным компаниям.

Возможно вам также будет интересно прочитать статьи

Источник

Adblock
detector